Пора в театр!

О нас пишут

Павел Руднев о "Кроличьей норе"

"Кроличья нора" Дэвида Линдси-Эбера, реж. Денис Хуснияров, Набережночелнинский театр "Мастеровые", Татарстан

Крошечное сценическое пространство - это не просторный американский дом для всей семьи, это чуть ли не российская малогабаритная кухня, на которой и люди, и вещи мешают жить друг другу. Никто не покидает сцену, а кухонный стол разделяет людей, не дает соединиться, это место для спарринга, схватки за свою позицию, жестокую оборону своего зыбкого комфорта. И этот микромир еще...

...окружен и ограничен рядами олдскульных видеокассет от пола до потолка (сценография Елены Сорочайкиной). Видеокассеты хранят память, но и становятся китайской стеной, охраняющей эту память. Спектакль Дениса Хусниярова о том, как невозможно человеку ничего забыть, как память не умеет подчиниться воле человека, даже если он желает забывать.

Из всех "Кроличьих нор", поставленных по России, эта из Набережных Челнов - наиболее драматична, здесь потрясающая Марина Кулясова в роли Бекки играет тему античного рока, нависшего над матерью, потерявшей сына, и богоборчества, несогласия, принципиального непримирения со своей судьбой. И уж поскольку здесь живет античный рок, то и эмоцию здесь экономят, сдерживаются, высушив страсть до суровости, до плача без слез. Сцены, эмоциональные состояния сменяются по щелчку. Пережив катастрофу, люди летят как Алиса в кроличью нору, не чувствуя ног под собой и не зная, какова глубина ямы. Богоборчество сродни необходимости вырвать у вселенной замысел: зачем жестокому богу нужно отбирать у счастливой семьи маленького ребенка, какой смысл в убийстве безвинного существа, как вообще смысл в нашем пребывании на земле. Почему никто не знает замысла? Почему его нужно добывать ценой жизни?

Спектакль из Набережных Челнов - о бесконечной сложности человеческого сознания, о парадоксальности мировосприятия. Пустое место, оставленное погибшим ребенком, заполняется в душе матери его случайным невольным убийцей, который находит и для себя, и для Бетти хоть какое-то умное, хоть и умозрительное, несентиментальное, нежалостливое утешение. Нам всем нужны абстрактные виртуальные миры с хрустящей музыкой небесных сфер, чтобы справиться с невыносимым существованием здесь и сейчас. Хотя очевидно и другое: с острым чувством потери нет никакого способа примириться - стратегии выживания принципиально нет, как нет вариантов решения у античных пьес про силу судьбы.

Автор: Павел РУДНЕВ, театральный критик, член экспертного совета высшей театральной премии "Золотая Маска", кандидат искусствоведения

Пост в социальной сети Вконтакте от 29 ноября 2016 г.