Пора в театр!

О нас пишут

Расколотый мир, разбитые сердца

О спектакле «Карл и Анна» в театре «Мастеровые» (г.Набережные Челны).

Пересказ истории про Карла и Анну (повесть Леонгарда Франка, инсценировка Дениса Хусниярова) укладывается в несколько слов. К Анне, вдове немецкого солдата, приходит мужчина и говорит, что он ее считавшийся погибшим муж Рихард. 

Но на самом деле его зовут Карл, и он был в плену вместе с Рихардом. Анна влюбляется в неизвестного, они начинают жить вместе как муж и жена, но вскоре возвращается настоящий Рихард.

Судьбе Анны созвучны судьбы многих женщин. Подруга Анны Мария переживает за сестру, которая тоже не дождалась мужа и родила ребенка от другого. Подобные истории множатся, и эхом доносится до зрителя, как где-то, за кулисами, муж избивает неверную жену, а из уст Марии мы узнаем, что другая такая же история завершилась убийством. А сколько еще их было…

Герои вынуждены ходить по неудобной неровной плоскости, словно по земле, уходящей из-под ног. На сцене выстроен поднимающийся кверху деревянный помост, который рассечен в центре косым коридором, уходящим за кулисы – глубокая расселина в земле, пострадавшей от катастрофы (художник – Елена Сорочайкина). Мир разрублен, расколот, и из этой расселины, как из туннеля, появляются герои: они выходят освещенные сзади, как будто снова и снова возвращаются с того света.

Мир, созданный на сцене, не просто трагичен – он чреват новыми трагедиями и катастрофами. Все искажено в одном пространстве: и вещи, и человеческие души. Место действия напоминает не то окоп, не то полуразрушенный дом, где мебель наполовину утоплена в полу, словно погребена под землей. Здесь все тонет в небытии. В искривленном мире перепутано живое и мертвое. Люди, считавшиеся умершими, возвращаются, потому что война так и не закончилась: она продолжается в семьях и сердцах, она по-прежнему уродует жизни и человеческие отношения.

Сдержанность и скупость обстановки обусловлены и временем действия спектакля, и символичностью каждого предмета. Здесь все функционально и все обыграно: шкаф, стол, пара стульев, кровать, патефон. Многие сцены врезаются в память: долго стоят и смотрят друг на друга Карл и Анна (Алексей Ухов, Александра Комлева), как будто пытаются что-то вспомнить, хотя видятся впервые; лежит на кровати беременная Анна, а потом рыдает, уткнувшись лицом в ту же кровать и стоя перед ней на коленях, Рихард (Михаил Шаповал). Каждая из мизансцен выстроена, как картина и остается в памяти завершенным живописным полотном.

Диалог Карла и Марии (Алексей Ухов, Анна Дунаева) происходит под ослепляющими вспышками света, обрушивающимися сверху, словно выстрелы. Также обрушивается и сметает с ног сцена сна Карла. Сон о прошлом, сон, переходящий в реальность. Обстрел, взрывы, летящая земля, целые волны черной земли, и после пробуждения она покрывает все кругом, а Мария буднично подметает пол, словно не замечая, что творится вокруг и то, что простой шваброй нельзя вымести всю ту грязь, прах, пыль, что принесла война.

Музыка (марши и солдатские песни) начинает звучать внезапно, оглушая, подобно взрывам. Этот послевоенный мир далек от нормы и таково же общение между людьми: мучительно долгие, нарочитые паузы, изнурительные и для героев, и для зрителей. Эти паузы, несмотря на их тяжеловесность, тоже часть сломленных жизней и сломанного мира, они укладываются в целое и воспринимаются, как часть режиссерского замысла. Тишина обрывается оглушительными звуками, затем эти звуки, от которых хочется заткнуть уши, также внезапно стихают, уступая место очередным мучительно тянущимся диалогам, плачу и гудящей угнетающей тишине. Мир людей плачущих и кричащих, рыдания и стенания их не прекращаются почти ни на минуту.

Люди отчаянно ищут счастья и хватаются за любой шанс снова стать счастливыми, вернуться к нормальной жизни, но их попытки рассыпаются в прах. О чем бы ни говорили и не мечтали они, в каждом слове, в каждом звуке – только война, и не неизвестно, когда она закончится.

Пока война продолжается, не утихнут рыдания. Женщины, измученные войной не меньше, чем мужчины, еще только начинают вязать новые белые кофточки – знак другой, мирной жизни. Но пока белая кофточка остается недовязанной, потому что рано еще мечтать о мирном времени.

Денис Хуснияров говорит о войне прямо и беспощадно. О том, что победителей нет и быть не может, о том, что все не закончится с прекращением огня, и некоторые раны никогда не затянутся. О том, как ненормально и противно все, что несет с собой война. Спектакль-напоминание и предостережение, спектакль, который ощутимо погружает в реальность войны и тем производит сильнейшее впечатление.

Автор: Анастасия ПАВЛОВА,
театральный критик, руководитель литературно-драматургической части в Государственном театре кукол Удмуртской Республики