Пора в театр!

О нас пишут

Для чего в театре «Мастеровые» «сломали» сцену?

ПРЕМЬЕРА "КАРЛ И АННА": КАК ГЛАВРЕЖ ЧЕЛНИНСКОГО РУССКОГО ДРАМТЕАТРА ДЕНИС ХУСНИЯРОВ "НАДУЛ" ДИРЕКТОРА АРМАНДО ДИАМАНТЭ

«Такой вот парадокс... Все живы, а выхода нет. И это страшно», — главный режиссер театра из Набережных Челнов Денис Хуснияров представил свою вторую по счету премьеру на сцене «Мастеровых» — спектакль «Карл и Анна» по пьесе немецкого писателя Леонгарда Франка. Корреспондент «БИЗНЕС Online» посмотрела спектакль, который режиссер хотел поставить с момента появления в автограде, и убедилась, что рассказанная история реальной человеческой трагедии претендует на титул лучшей постановки «Мастеровых».

«МЫ ДВОЕ ДЕРЖАЛИСЬ ЗА ТЕБЯ. АННА, Я ТОЖЕ БОЛЬШЕ НЕ ЗНАЛ НИЧЕГО ДРУГОГО...»

В кулуарах спектакль «Карл и Анна» уже называют лучшей постановкой «Мастеровых». Премьеру главного режиссера Дениса Хусниярова по повести немецкого писателя-пацифиста Леонгарда Франка русский драматический театр из Набережных Челнов показал в эти выходные. Символично, что первые показы состоялись накануне Дня Победы, так как пьеса затрагивает, помимо прочего, и военную тематику. Правда, действие происходит в Германии и относит зрителя в годы Первой мировой, но мысль о том, что война катком проходится по человеческим судьбам, ломая жизни и лишая самого дорогого, рефреном проходит через всю повесть Франка. И все же война — это лишь фон, на котором разворачивается подлинная трагедия.

Повесть основана на реальных событиях — сюжет для своего произведения автор почерпнул из газетной заметки. Женщина Анна (Александра Комлева) живет одна. Прошло уже четыре года с тех пор, как пришла похоронка на ее мужа Рихарда (Михаил Шаповал). Но где-то в душе у Анны теплится надежда, что извещение может быть ложным, и это придает сил не умереть от голода.
Бесконечное ожидание — состояние изнуряющее и разрушающее. Дождаться мужа с фронта удается не каждой. Об этом Анне рассказывает ее подруга Мария (Анна Дунаева). Ее сестра, чтобы прокормить себя и ребенка, пускает на постой солдата, от которого успевает родить сына. Как вдруг приходит телеграмма, извещающая о скором приезде зятя Марии. «А почтальон из второго дома, как приехал на побывку, сразу схватился за револьвер... А когда муж фрау Мозер явился на побывку, то Фриц просто на время перебрался в другое место. И все было как полагается! А господин Хаузер! Тот, другой, все еще живет у них, потому что не может найти комнату. Так они и живут втроем в одной комнате», — рассуждает Мария. И обе не догадываются даже, что вскоре Анне придется пережить то же самое.
И вот однажды в дом приходит человек и говорит, что он ее погибший муж. Анна не верит ему, но мужчина приводит такие факты, о которых могут знать только самые близкие. «А горелка все еще шипит. Я давно хотел починить ее. Помнишь, за день до начала войны?.. Стулья придется заново покрасить... Я тебе говорил, что эта краска не будет держаться долго. Я еще тогда купил банку масляной краски... Она цела?» — убеждает незнакомец. И Анна начинает верить, хотя сердце подсказывает ей, что это не ее Рихард.

Анна начинает жить с лже-Рихардом (Алексей Ухов), даже не зная его истинного имени, потом беременеет от него. Но вдруг приходит письмо от настоящего Рихарда, который скоро вернется домой. Карл вынужден рассказать всю правду: о том, как они с Рихардом попали в лагерь военнопленных, как в степи копали рвы три года подряд и как оба жили лишь мыслями об Анне. Рихард, тоскуя по любимой жене, все до мельчайших подробностей рассказывал Карлу, он просто заставил влюбиться в нее. Они и выжили лишь благодаря тому, что у них на двоих была одна Анна. Но Карлу удалось бежать из плена раньше, чем кончилась война.

«Мы двое держались за тебя. Анна, я тоже больше не знал ничего другого, кроме тебя..» — объясняет Карл свой поступок. Кульминация и развязка наступает, когда возвращается муж Анны...

«МОЖНО НЕ ПОВЕРИТЬ ТОМУ, ЧТО МУЖЧИНА ОТ ПОТЕРИ ЖЕНЩИНЫ МОЖЕТ ДОЛГО РЫДАТЬ НА КУШЕТКЕ, НО Я САМ ТАКОЕ ВИДЕЛ...»

Спектакль получился настолько атмосферным, что даже почти бесшумная вытяжка могла помешать уловить звуки со сцены. В театре сказали, что во время следующих спектаклей обязательно продумают этот момент. Смотрелась же постановка на одном дыхании — без антрактов, а после финала публика сидела словно оглушенная. Вероятно, еще и от того, что конец пьесы режиссер оставляет открытым, позволяя зрителю самому додумать концовку.

Это вторая работа главного режиссера театра питерца Хусниярова в «Мастеровых» и четвертая премьера в этом сезоне. Причем надо сказать, что в репертуарном плане пьеса «Карл и Анна» стояла под первым номером, именно с нее началось обсуждение предстоящей работы актеров и нового главрежа. Однако, по словам самого Хусниярова, пьеса попала под запрет... директора театра Армандо Диамантэ. «Да, я предлагал эту пьесу ставить первой. Но потом, когда мы стали пробовать, решили, что лучше сначала поставить «Кроличью нору». Про «Карла и Анну» Армандо Луиджиевич подумал, что это будет страшная, жестокая история, которую люди не захотят смотреть», — объяснил режиссер «БИЗНЕС Online».
Любопытно, но и актеры немецкую пьесу не сразу приняли. Один из артистов сразу сказал, что это глупая, поверхностная мелодрама. Сейчас никто бы и не поверил, что этим человеком был Ухов, сыгравший Карла.

Кроме того, первоначально предполагалось пойти на эксперимент и играть спектакль двумя составами — молодым и возрастным. Но в конечном счете ставку сделали на молодежь, потому что, по мнению режиссера, молодым проще будет прочувствовать любовную линию. «Я ни в коей мере не умаляю достоинств наших возрастных актеров, но мне кажется, что молодежь горячее. Вообще, это такой женский спектакль получился — про любовь, расставание, возвращение. Конечно, можно не поверить тому, что мужчина от потери женщины может долго рыдать на кушетке, но я сам такое видел и знаю, что это такое. Это страшно, когда человек от потери бьется в истерике. Причем Миша Шаповал сегодня сыграл замечательно. Это была его лучшая проба. На репетициях этого не было», — признался режиссер.

«ВСЕ ОСТАЛИСЬ ЖИВЫ, НО ЭТО-ТО И УЖАСНО»

Надо сказать, что актерам задали сложнейшую задачу — передать любовь без объятий, поцелуев (которые, кстати, присутствуют в самой пьесе), без бурных объяснений и малейших прикосновений. Как удалось этого достичь? «Ну я же в этом смысле тиран, — улыбается главреж. — Мне надо, чтобы это достигалось настоящими эмоциями артистов и до такой степени шлифовалось, чтобы превращалось потом в профессиональный навык. Комлева, Дунаева, Ухов этот выворот душевный уже сделали профессиональным навыком, а вот у Шаповала его не было. Он открылся лишь сегодня на предпоказе. Артисты ведь разные — кто-то тугодум, кто-то сразу на репетиции схватывает, а у кого-то на десятый спектакль только прорывается».
Для Диамантэ спектакль вообще стал сюрпризом, так как на репетициях он не присутствовал. Причем до последнего момента был убежден, что театр ставит мелодраму. «Денис уверял меня, что это будет история про любовь чуть ли не со счастливым концом, а сегодня у меня шок. Тут скорее психологическая драма. И счастливого финала я как-то тоже не увидел. Так что можно сказать, он меня надул, — пошутил Диамантэ в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online». — Я все ждал, что отношения между главными героями будут как-то развиваться, а тут фактически применили монтаж — взяли и склеили отдельные моменты из повести. Хотя признаю, что это для постановки изначально тяжелая вещь. Тут нет сюжета в развитии, за который можно спрятаться. Есть четыре героя, которых нужно очень тщательно психологически охарактеризовать. Но режиссер с этим справился. Денис очень скрупулезно работает с актерами. Нет ни одного движения, поворота головы, которые были бы лишены смысла. В театре ведь много условного. Некоторые национальные театры на очень близкой к условности игре построены. Они не используют те приемы, которые люди используют в реальной жизни. А мне ближе именно реалистичный театр».

Как это часто бывает в спектаклях «Мастеровых», усилиями главного художника театра Елены Сорочайкиной сценография «Карла и Анны» заслуживает отдельного упоминания. Сцену для спектакля сколотили из досок, подняв под углом к залу, что, во-первых, придает некую трехмерность самой картинке, во-вторых, заставляет зрителя наглядно представить окопы, которые копали в плену главные герои. Кстати, доски для сцены пожертвовал театру один из депутатов Госсовета РТ. Благодаря эффекту сломанной сцены особенно яркими получаются два момента спектакля. Первый — когда Карл и Рихард роют траншеи, карабкаясь вверх по наклоненным доскам, а на них сверху сыпется земля (ее имитирует мелкая резиновая крошка), второй — когда на пороге дома под звук паровозного гудка и в клубах дыма появляется Рихард.
Сорочайкиной удалось максимально точно передать аскетичный быт военного времени: тут и традиционная губная гармошка с незатейливым немецким танцем, и немецкие песни, которые пели солдаты, и форма армейца времен Первой мировой. Мебель пришлось собирать по всей России: старинный шкаф был найден через сайт объявлений в Ельце, кровать — в Воронеже. Судя по всему, на это и ушли деньги гранта правительства Татарстана для поддержки проектов творческих коллективов в сумме 250 тыс. рублей, обладателем которых недавно стали «Мастеровые».

Безусловно, каждый зритель вынесет из постановки для себя что-то свое, поразмышляв о любви и предательстве, о превратностях судьбы, о тяготах войны. Но для Хусниярова здесь, пожалуй, лишь одна тема ключевая: «История получилась о том, что все остались живы, но именно это настолько ужасно, именно с этим невозможно жить. Такой вот парадокс. Если бы кто-то умер, ситуация бы разрешилась. Но все живы, а выхода нет. И это страшно».

Автор: Валентина ШИСТЕРОВА.
Фото: Валентина ШИСТЕРОВА.
Деловая электронная газета Татарстана «БИЗНЕС Online»